Анна Лопаткина: «Институт сельских старост поможет власти быть ближе к людям»

29 июня 2017 г.

Интервью с депутатом по итогам поездки в Оренбургскую область

Председатель комитета по государственному устройству и местному самоуправлению карельского парламента Анна Лопаткина вернулась с Оренбурга, где участвовала во всероссийском совещании по вопросу законодательного регулирования института старост как формы участия граждан в осуществлении местного  самоуправления. Это было выездное заседание  комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления с участием представителей органов  власти 20 субъектов  Российской Федерации, экспертов и  ученых.

- В настоящее время институт сельских старост на муниципальном уровне власти получает все большее распространение, - говорит депутат Лопаткина. -  Прежде всего, это связано с происходящим в регионах территориальным реформированием местного самоуправления в рамках федерального Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В удаленных от центра и малочисленных населенных пунктах сельские старосты стали реальными и действенными представителями местной власти. Значимость деятельности этого института становится особенно актуальной в условиях отсутствия местных советов в этих отдаленных территориях. С каждой мелкой проблемой человек в сельсовет за несколько километров в соседнее село не поедет, а староста рядом и всегда имеет постоянную связь с главой поселения или сельского совета.

- Наверно, важна и обратная связь, ведь институт старост рассматривается как форма участия граждан в осуществлении местного самоуправления?

- Вы верно подметили. Кто, как не староста, поможет организовать людей на субботник, кто донесет до каждого информацию о важных событиях, действующих в районе программах? Власть должна быть ближе к людям.

Главное предназначение старосты – содействие участию населения в осуществлении местного самоуправления. Ведь местный уровень власти – это не только деятельность депутатов и муниципальных служащих, но и заинтересованность самих жителей в решении проблем конкретных территорий, желание изменить жизнь к лучшему. В круг обязанностей старосты входит широкий спектр вопросов: благоустройство территорий, пожарная безопасность, профилактическая работа, информирование глав поселений о происходящих событиях на территории населенного пункта, решение насущных проблем своих земляков на поселенческом и районном уровнях власти.

- Оренбург не случайно избран площадкой для обсуждения столь важного вопроса на уровне комитета Государственной Думы. Как далеко продвинулись в этом регионе в создании института старост?

- Эта работа здесь началась еще в 1996 году. Старосты избирались на сходах граждан. Их правовой статус регулировался положениями, которые принимались представительными органами. В регионе действует закон «О сельских старостах в Оренбургской области», постановление Правительства области «О порядке осуществления компенсационных выплат, связанных с осуществлением полномочий сельского старосты» и  указ губернатора «Об утверждении перечня сельских населенных пунктов Оренбургской области, в которых осуществляется деятельность сельских старост».

В настоящее время в регионе 1708 сельских населенных пунктов, в 515 из них, то есть почти в каждом третьем, действуют старосты. Причем 372 из них осуществляют деятельность в соответствии с указом губернатора, а 143 – на общественных началах. Деньги, выделяемые из регионального бюджета, невелики - порядка 2 тысяч рублей на каждого старосту, но большинство избранных народом  представителей власти на местах тратит их на нужды своего села. К примеру, на то, чтобы грейдировать дорогу.

Мы выезжали в поселок Черный Острог Саракташского района, где непосредственно знакомились с тем, как работает институт старост. Глава района Бахчан Жанбаев рассказал нам, что старосты работают с 80-х годов прошлого столетия. Есть села, в которых старосты пользуются таким доверием и авторитетом населения, что переизбираются на протяжении 25-30 лет. В районе создан Совет старост, на который выносятся любые вопросы, связанные с жизнедеятельностью села или поселка.

- На федеральном уровне неурегулирован вопрос о месте старосты в системе муниципальной власти. Видимо, этот вопрос стал главным на совещании?

- Да, мы обсуждали законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления», который сейчас готовится для внесения в Государственную Думу. Документ предполагает расширить формы общественного самоуправления. Например, предлагается выделить институт старост сельских населенных пунктов и предоставить им самостоятельные полномочия. Это позволит обеспечить участие населения в осуществлении местного самоуправления. В проекте закона появилась статья, в которой расписаны положения о назначении и выдвижении, роли  старост сельского поселения в выполнении решения органов местного самоуправления.

Таким образом, настало время узаконить правовое и организационное оформление деятельности института сельских старост. Пока же в этом вопросе наблюдается различный подход в регионах. Свои особенности имеются и в самой процедуре выбора сельских старост. В одних муниципальных образованиях они избираются напрямую населением, в других назначаются. Но чаще должность старосты – выборная, староста избирается населением из наиболее почетных и достойных жителей села.

- И к чему  в ходе обсуждения пришли?

- В ходе заседания разгорелась дискуссия о том, каким должен быть закон о старостах, чтобы институт этот работал в соответствии с законодательством и помог главному - участию граждан в управлении страной, регионом, территорией, на которой они проживают.

Однако участники совещания высказывали опасения, что при развитии института старост некоторые структуры захотят взвалить на них полномочия, которые должны сами выполнять за свою зарплату. Например, представители Сахалинской области говорили о том, что  на старост могут возложить оповещение о чрезвычайных ситуациях, но хозяева дискуссионной площадки постарались развеять опасения, сообщив, что у них государственные структуры не перекладывают на старост свои обязанности, прекрасно понимая, что полномочия  у них общественные.

В итоге решили тщательно изучить уже имеющийся опыт российской муниципальной практики, накопленный в данной сфере, и на его основе выработать предложения по правовому  регулированию статуса сельских старост. Также необходимо обсудить организационные, финансовые основы  деятельности и, возможно, тогда приступить к разработке модельного закона субъекта РФ о сельских старостах.

- Применим ли опыт Оренбурга для Карелии?

- Думаю, да. Например, в Республике Коми он уже благополучно используется. Там есть и старосты, и комитеты территориального общественного самоуправления (КТОСы). Депутат из Коми говорила о том, что без них невозможно было бы проводить укрупнение органов местного самоуправления. У нас в Карелии этот вопрос тоже обсуждается. В Беломорске районную власть уже объединили с городской. Чтобы идти по пути укрупнения, экономии бюджетных средств и объединения полномочий, для защиты прав граждан необходим институт старост. Ведь при укрупнении власть становится дальше от населения. Представитель власти не может ежедневно приезжать в отдаленные населенные пункты. Старосты как раз выполняют эту роль – осуществляют связь между населением и органами местного самоуправления.

 

Интервью подготовил

Наиль ШАБИЕВ

Информационное управление (пресс-служба)

Аппарата Законодательного Собрания Республики Карелия